Оружейные заметки нерусского человека (borianm) wrote,
Оружейные заметки нерусского человека
borianm

Category:

У проклятой царизьмы была одна винтовка на троих, говорили они....


Случайно наткнулся на весьма интересную книгу. Всем рекомендую! Несмотря на то, что автор вынужден повторять мантры про "отдельные неизжитые недостатки", факты, которые он приводит, говорят сами за себя:
Значительное количество бойцов для вновь формируемых частей и соединений планировалось изыскать в тыловых частях и подразделениях в результате замены, где это возможно, военнослужащих мужчин женщинами (Постановление ГКО № 1595сс «О замене в фронтовых и, армейских и запасных частях связи и тыловых узлах связи красноармейцев женщинами»83 и № 1618сс «О замене в тыловых частях и учреждениях ВВС Красной Армии военнослужащих мужчин женщинами»). Подобные организационные мероприятия, естественно, приводили к снижению возможностей тыловых частей и учреждений в решение задач тылового обеспечения войск.
Как недостаток следует также отметить и тот факт, что реорганизация тыла Красной Армии в рассматриваемый период не коснулась войскового тыла. Наиболее рациональным был путь реформирования всей структуры тыла в звене Центр — фронт — армия — дивизия — полк. Это позволило бы в значительной степени укрепить органы и учреждения войскового тыла и упорядочить его деятельность.
Однако если организация фронтового и армейского тыла в рассматриваемый период развивалась в сторону повышения их возмож ностей и эффективности работы, то в войсковом тылу в этот период времени наблюдалась обратная картина — тыл дивизий и полков, все меньше соответствовал задачам, которые ставились перед ним. И если войсковому тылу в тот период времени и удавалось решать вопросы тылового обеспечения подчиненных частей и подразделений, то только вследствие того, что значительную часть задач в интересах дивизий, а иногда и полков, выполнял армейский тыл. В некоторой степени облегчала работу тыла слабая укомплектованность стрелковых частей и дивизий личным составом, техникой и вооружением, что позволяло тыловым подразделениям выполнять значительно меньший объем работы по подвозу материальных средств.
Так, укомплектованность ряда соединений и частей Западного фронта в ноябре — декабре 1941 года была следующей: стрелковые полки 8-й гв. сд (командир дивизии генерал-майор А.В. Ревякин) 16-й армии — 26-65%*, 110-я сд (командир дивизии полковник И.И. Ма-тусевич) 33-й армии — 46%, 113-я сд (командир дивизии полковник К.И. Миронов) — 51%.
В это же время укомплектованность тыловых частей и учреждений была несколько выше общей укомплектованности боевых частей и составляла в среднем 60-70% к штату.


Большие усилия прилагались органами государственного управления для увеличения выпуска стрелкового оружия. В октябре 1941 года, в самый разгар боев под Москвой, было принято решение о развертывании выпуска автоматов ППШ на автомобильном заводе и заводе по изготовлению пишущих машин в Москве. Первый успешный опыт дал толчок для дальнейшего усиления работы в этом направлении. Постановлением ГКО № 946сс от 22 ноября 1941 года на предприятиях Москвы было развернуто массовое производство автоматов. Их выпуском к концу 1941 года занимались 106 предприятий.
Если в ноябре 1941 года было выпущено всего 400 автоматов, то с декабря 1941 по апрель 1942 года предприятия столицы дали фронту 155 тысяч автоматов. Это позволило в значительной степени удовлетворить потребности соединений и частей, сражавшихся у стен столицы, в автоматическом оружии. Для сравнения следует отметить, что четыре дивизии 33-й армии Западного фронта, по состоянию на 1 декабря 1941 года, имели на вооружение всего 322 автомата ППД и ППШ.
Благодаря принятым мерам, во втором полугодии 1941 года было изготовлено 1567,1 тысяч винтовок и карабинов. Выпуск пистолетов-пулеметов, и пулеметов всех видов увеличился по сравнению с первым полугодием, более чем в 8 раз и достиг почти 196 тысяч.
Однако этого количества стрелкового оружия по-прежнему явно было недостаточно не только для вооружения вновь создаваемых формирований, но и даже для восполнения потерь войск в стрелковом оружии, которые достигли к этому времени угрожающих масштабов. Так, убыль винтовок в войсках за июнь-декабрь 1941 года составила 5 547 500 шт. За это же время промышленностью, как уже отмечалось, было произведено всего 1 567 141 винтовок.
Таким образом, дефицит винтовок составил 3 980 359 единиц. Причем, как показывает анализ архивных документов, значительная часть стрелкового оружия была попросту утеряна и брошена личным составом, и лишь незначительная часть пришла в негодность в результате ее эксплуатации и по другим причинам боевой обстановки (табл. 12).
Потери оружия в войсках приобрели в этот период массовый характер, о чем свидетельствует ряд приказов, изданных командующими армиями в ходе битвы под Москвой. В приказе командующего 33-й армией генерал-лейтенанта М.Г. Ефремова говорится, что «... в 113 СД по отчетным данным за 15 дней убыль оружия составила около 4 тыс. единиц...».
Винтовок не хватало даже для маршевого пополнения, которое прибывало в дивизии, часто не имея оружия. В своем донесении командир 113-й стрелковой дивизии полковник К. И. Миронов сообщал:
«...29.10.41 г. прибыло 210 чел. с одним станковым, одним ручным пулеметом и 29 винтовками.
30.10.41 г. прибыло 85 чел. с 33 винтовками.
Прибывающее пополнение в дивизию без вооружения деморализующе действует на остальных бойцов...» 2 2.
Таблица 12  Ведомость потери вооружения в войсках 5 армии за период с 1.10 по 1.11.1941 г.


10. Учет боеприпасов на фронтовых и армейских складах, а также в армиях и дивизиях поставлен недопустимо плохо и не отражает их фактического наличия и расхода.
Выборочная поверка, произведенная на складах Западного фронта (заместитель начальника артиллерии фронта генерал-майор интендантской службы Волков), обнаружила на ФПА С № 2233 (начальник склада воентехник 1 ранга Шумилов) недостачу 416 штук 85-мм бронебойных выстрелов и 101 240 винтпатронов;
на ПА АС № 1395 50-й армии (начальник склада интендант 2 ранга Зайцев) излишек 618 670 винтпатронов с легкой пулей и недостачу 15 840 винтпатронов с тяжелой пулей и т. д.
Поверкой отчетности в управлении начальника артиллерии Ленинградского фронта выявлено, что по одним документам пулеметов Максима числится 1521 штука и винтовок 161 440, а по другим — в свободной ведомости 1958 пулеметов и 223 116 винтовок и т. д. Немногим лучше обстоит дело с учетом и на остальных фронтах.
13. Вследствие бесконтрольности и плохого руководства со стороны командования дивизий и начальников артиллерийского снабжения армий и фронтов имеют место случаи прямого нарушения приказов НКО № 259 1941 г. и № 015 1942 г., когда потери артиллерийского имущества списываются не по инспекторским свидетельствам, а по актам и оперативным донесениям.
Так, в 93 сд Западного фронта (начальник артиллерийского снабжения дивизии капитан Петров) списано без инспекторского свидетельства 790 винтовок, 30 ручных и 8 станковых пулеметов, 71 СВТ, 20 ППШ и т. д.
14. Приказы НКО о сборе и отправке гильз из войсковых частей и армейских складов грубо нарушаются на всех фронтах.
16. Имели место случаи хищения вооружения и боеприпасов в частях Ленинградского фронта. Так, в январе месяце в 219 сд с командного пункта похищены 2 станковых и 2 ручных пулемета и с батареи ПТО одна противотанковая пушка (командир батареи старший лейтенант Хорошилов).
Расследование фактов пропажи не произведено и виновные не обнаружены.
4 февраля 1942 года на заседании ГКО был рассмотрен вопрос о низком качестве выпускаемых автоматов ППШ и наказании виновных. В результате этой работы появилось постановление ГКО № 1243 «О наказании должностных лиц за нарушение технических условий производства ППШ».
На основании распоряжения Ставки ВГК от 28 октября 1941 года, во фронтах и армиях, оборонявших столицу, были изданы приказы о создании в стрелковых и артиллерийских полках специальных постоянных рабочих команд по сбору оружия и военно-технического имущества на поле боя.
Командирами и политорганами была усилена работа среди личного состава по сохранности вверенного оружия и боевой техники. В ходе работы, проведенной в войсках командирами, военными советами и политорганами, к 1 декабря 1941 года удалось резко снизить процент потерь стрелкового оружия. Выделенными командами было собрано и отремонтировано значительное количество вооружения и в первую очередь стрелкового оружия.
Однако с началом контрнаступления эта проблема вновь встала перед войсками. Так в 1077-м стрелковом полку (командир полка майор З.С. Шехтман) 8-й гвардейской стрелковой дивизии имени генерала Панфилова в период с 18 января по 1 апреля 1942 года было утеряно: винтовок — 966, карабинов — 41, винтовок СВТ — 28, автоматов ППД - 196, станковых пулеметов — 9, противотанковых ружей — 29.
Такое положение с сохранностью оружия наблюдалось в ходе битвы под Москвой во многих частях, что, безусловно, затрудняло обеспечение Действующей армии стрелковым оружием. Ситуация с производством вооружения и боевой техникой и обеспечением ими войск, несмотря на все принимаемые меры, оставалась серьезной, так как многие оборонные предприятия наркоматов вооружения и боеприпасов, эвакуированные за Урал, только начинали выходить на запланированные мощности.
Вместе с тем следует отметить, что государственные органы управления порой ставили предприятиям нереальные планы по выпуску вооружения, боевой техники и боеприпасов. Так. Куйбышевскому заводу № 16 по выпуску самолетов в соответствии с постановлением ГКО № 872сс был определен срок прибытия на новое место 5 ноября 1941 года, а уже 10 ноября завод должен был выпустить 1-й самолет, а всего в ноябре 1941 года — 80 штук.
Завод № 314 по производству стрелкового оружия, эвакуированный из Тулы в Ижевск должен был прибыть в указанный район 5 ноября 1941 года, 15 ноября — выпустить первую винтовку, а всего за ноябрь месяц выпустить 40 тысяч штук.
Такое положение дел не могло не отразиться на плане выпуска военной продукции, порождая в то же время очковтирательство. Руководители многих заводов оборонной промышленности были вынуждены идти на всякие хитрости, отправляя в районы эвакуации не только оборудование предприятий, но и некоторую часть почти готовой продукции, с таким расчетом, чтобы в установленные сроки можно было рапортовать о начале выпуска продукции. Причем такая ситуация была не только с выпуском стрелкового оружия, но и с танками, и с самолетами.

Империя невыполнимого плана и показухи с очковтирательством.
На завершающем этапе битвы особенно тяжелое положение сложилось в частях и соединениях 33-й армии (командующий армией генерал-лейтенант М.Г. Ефремов, начальник тыла генерал-майор А.Г. Вязаничев), попавших в окружение восточнее Вязьмы. Однако это еще как-то можно понять, но те безобразия, которые были обнаружены в соединениях 50-й армии (командующий генерал-лейтенант И.В. Болдин, начальник тыла генерал-майор К.В. Сурков), не поддаются никакому объяснению.
В докладной записке инспекторов Наркомата Государственного контроля СССР Зотова и Орлова на имя члена ГКО А.И. Микояна «О положении с продовольствием в 50 армии» говорилось:
«Нами проверена выдача продуктов в 116 стрелковой дивизии на месте. Эта проверка показала следующие данные о выдаче продуктов по отдельным соединениям и полкам в течение первой половины апреля, причем 656 полк с 10 по 15 апреля ни хлеба, ни сухарей, ни крупы, ни жиров не получал, получив только в эти дни по 150 грамм мяса и 35 грамм сухофруктов.
В день нашего посещения — 22.IV. — 116-й дивизии в батареях артиллерийского полка хлеба выдавалась только по 400 грамм.
Капитан Хотев и лейтенант Васильев — 886 стрелк. полка 298 дивизии, жаловались, что 12, 13 и 14 апреля они получили только 40-50 грамм муки.
В беседе с нами красноармеец Фомин — 548 полк 4 5-мм батареи, рассказал, что 12 дней они питались очень плохо, что им ничего не давали, кроме небольшого количества сухарей и хлеба, а последние 4-5 дней питание значительно улучшилось — «конина нас поддерживала».
По заявлению самого командира дивизии, полковника Самсонова, бойцами съедено 170 голов лошадей. По заявлениям же командиров и бойцов нами опрошенных, это количество съеденных лошадей, безусловно, больше, так как бойцы заявляют, что раненых и убитых лошадей они использовали для питания. Из общего количества 2400 лошадей с 1 по 20 апреля убито 359.
...Старшина Столяров — 9 роты 548 полка, рассказывает, что кроме хлеба и сухарей — неполной нормы — они получали очень мало продуктов, а с 9 по 14 включительно апреля их рота ни хлеба, ни сухарей не получала и других продуктов также никаких не получала, за исключением 150 грамм мяса.
Это систематическое недополучение продуктов, при беспрерывных боях, привело к тому, что бойцы его роты обессилели, не могли рыть окопов и сделать необходимых укрытий, вынуждены были лежать в шалашах, следствием чего во время боя было выведено из строя убитыми и ранеными 42 человека.
Ослабевших 5 человек красноармейцев он вынужден был отправить в медсанбат, а красноармеец Ивачев умер в роте.
Проверить причины смерти Ивачева не удалось, так как он похоронен на месте боя вместе с другими бойцами.
...В рапорте от 22.IV. ст. врач 441 стрелкового полка сообщает: «Довожу, что 14.IV.42 г. в ПМП 441 сп обратился красноармеец Морозов с явлениями крайнего истощения. Врачом Акимовым Морозову был предоставлен 3-дневный отдых в тылу части. 15. IV. 42 г. Морозов скончался. По заключению врача Акимова и моему Морозов умер от крайнего истощения, явившегося причиной голодания в течение двух недель и предшествующего недоеданию. Установлено также, что красноармеец Морозов, будучи уже немолодым вообще отличался слабым здоровьем.
12. IV. 42 г. на ПМП поступил красноармеец Фарин (минометный батальон) с резким отеком ног. 5. IV. 42 г. на ПМП поступил красноармеец Посухин с явлением отека ног и резкого истощения. Оба случая отека конечностей по заключению врача т. Бондарь представляют собой — голодные отеки. Оба красноармейца имели явления общего исхудания и упадка сил».
В рапорте от 20.IV. старш. врач 548 полка сообщает:
«За период совершения марша от ст. Жердево и боев с немцами, т.е. примерно с 14 марта, личный состав 548 сп получал крайне нерегулярное питания. В марте по несколько дней не получали ни грамма хлеба и приварка, даже в период боев в апреле был перерыв в снабжении хлебом 5 дней. Много раз не выдавалось хлеба, или сухарей 150-200 грамм. Люди, чтобы не умереть с голоду, ели конину (павших лошадей на дороге), вследствие этого большая часть людей была крайне обессилена и неполноценна».
...Следствием неблагополучия в вопросах продснабжения армии является плохая работа и неудовлетворительная организация тыла армии, которую возглавляют генерал-майор интендантской службы Сурков, комиссар тыла армии старший батальонный комиссар Нарышкин...».
Обо всех этих безобразиях А.И. Микоян доложил Сталину, который был крайне возмущен таким положением дел с организацией питания личного состава. Результатом этого явился выход приказа Народного комиссара обороны СССР № 0362 «О неудовлетворительной работе управления тыла 50-й армии и перебоях в снабжении войск армии», в котором была дана оценка случившемуся. Причинами этого наряду с халатным отношением ряда должностных лиц тыла армии к исполнению своих прямых служебных обязанностей, по мнению Сталина были:
«...Военный совет армии (тт. Болдин и Сорокин) мало уделяли внимания делу организации тыла армии и бесперебойного снабжения войск.
Руководство тыла Западного фронта также мало интересовалось работой аппарата тыла 50 армии и, зная о перебоях в питании частей армии, своевременно не помогло армии в период создавшихся затруднений в снабжении».
За бездеятельность и несвоевременное обеспечение войск армии средствами снабжения, повлекшими серьезные последствия, начальник тыла 50-й армии генерал-майор интендантской службы К.В. Сурков, комиссар тыла армии старший батальонный комиссар Нарышкин и начальник продовольственного отдела армии Захарьев были отданы под суд Военного трибунала. Еще ряд должностных лиц были наказаны в административном порядке.
Несмотря на все недостатки, которых, к сожалению, в тот период было очень много, необходимо отметить, что должностные лица тыла, и продовольственной службы в частности, в большинстве своем старались сделать все от них зависящее, чтобы решить эту важную задачу — накормить личный состав. Сложнейшая оперативная и тыловая обстановка порою сводила на нет эту работу, но воины тыла не опускали рук, изыскивали пути решения этой важной проблемы. Следует отметить терпение и понимание, с которым относились большинство бойцов и командиров боевых частей и соединений к трудностям в снабжении продовольствием. Крайняя неприхотливость в этом вопросе наших солдат и офицеров в тот период ничего, кроме восхищения, не вызывает. Низкий поклон тебе за это, советский солдат и офицер!


Я не особо котирую РКВП, но голода у солдат не было никогда (да и в тылу то, что в 17-м казалось голодом, при Рачье-Собачьей Соввласти оказалось в лучшем случае нормальным бытом). Волнения, которые собственно и выступили катализатором революции, возникли больше от слухов о недостатке хлеба. А представить солдат РИА, умирающих от голода не в условиях осады или питающихся падалью - честно говоря не возможно. Молодцы коммуняки - за 20 лет народишко приучили!

С оружием и боеприпасами у РКВП в ПМВ действительно были проблемы, и глубокие, тут я с апологетами не согласен - но необходимо отметить, что в отличии от, Клятая Царизьма 10+ лет к тотальной Мировой войне не готовилась (впрочем, как и все остальные тогдашние державы), и вступила в нее сходу, а не была в роли "третьего радующегося" почти два года...

Именно потому я дале себе зарок еще на заре моих увлечений военной историей тему ВОВ по возможности не трогать, только чуточку копнув и поняв, что угодить шир-нар-массам "поцреотичных читателей" может или дурак, или подлец, а правда никому особо не нужна.... Но вам расскажут, какой я русофобЪ!
Tags: ВМВ, ВОВ, ПМВ, РИА, РКМП, СССР, я экономист!
Subscribe

Posts from This Journal “ВОВ” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 83 comments

Posts from This Journal “ВОВ” Tag