Оружейные заметки нерусского человека (borianm) wrote,
Оружейные заметки нерусского человека
borianm

Categories:

Осада Жадовиля: кино, реальность и иксперты....Часть V, заключительная....

Вид на место действий из тех лет...
Что-то мой разбор пьяных фантазий ирландских героев и влажных - их поклонников затянулся. Решил подвести итог. Предлагаю вам фотографии, набор фактов и событий этих дней из наиболее официального источника -  батальонной истории 35-го ирландского пехотного батальона (в скобках италиком будут мои веселые комментарии):

Пэдди в грузовике... Примерно так они и ехали....
До начала событий:
За несколько дней до начала операции Morthor (открытого по сути вступления Войск ООН в конфликт на стороне центрального правительства), рота «А» 35-го ирландского пехотного батальона, состоящая приблизительно из 150 человек была отправлена в район Катанги, известный как Жадовиль. Позиция, занимаемая силами Организации Объединенных Наций, на которых расположилась рота,не была идеальной для обороны (хотя стояли там до них и шведы и ирландцы), так как была расположена в непосредственной близости от города (это чтобы в бар ходить недалеко) примерно в девяноста милях от ирландской штаб-квартиры вдоль главной дороги на Элизабер (да, построить там форт не смогли или не захотели). Ирландские миротворцы получили приказ защищать белое население, которое жило в округе (а на самом деле контролировать стратегическую дорогу и мост), пытались выполнять эти приказы, но к своему ужасу обнаружили, что белое население не нуждается или не хочет их защиты и очень враждебно по отношению к Организации Объединенных Наций (удивительно, да, с чего бы это?).
Ирландцы на мессе а Жадовиле... Как раз в эти дни....
День 1 (среда 13 сентября 1961 года)
Примерно в 7:00 утра в среду 13 сентября ирландцы получили радиограмму из штаба батальона, информирующую их что операция Morthor была успешно проведена (т.е. начались открытые боевые действия и следует быть готовым ко всему). В это время все бойцы, за исключением часовых на оборонительных позициях, собрались для мессы. Группа из примерно тридцати (против 150 человек при двух броневиках) жандармов и солдат выдвинулась к ирландским позициям пешком и на джипах (похоже все, способные держать оружие). Жандармы удивились, обнаружив противника в окопах и на оборонительных позициях (пытались застать в расплох, но не вышло, не учли, что имеют дело не с бандой, а все таки с армией).
Одиночный окоп, Жадовиль
Жандармы открыли огонь первыми. (по ирландским данным) Ирландские войска открыли ответный огонь, и примерно через десять минут жандармы обратились в бегство (30 атакующих против полутора сотен на заранее подготовленых позициях - вот где настоящий героизм!) . По словам коменданта Куинлана: "Я убежден, что жандармы получили телефонный сигнал из гаража (одно из зданий в расположении), что мы собрались на мессу, и они надеялись захватить нас врасплох. Все наши люди были на мессе с заряженным оружием и почти сразу смогли действовать..." (Атаковать ирландцев ночью никто не собирался, т.к. целью было взять их в плен.) В течение примерно двух часов в боевых действиях было затишье. Ирландские солдаты могли видеть, как жандармы занимают позиции на флангах ( все те же 30 бойцов и местные племенные ополченцы). Они надеялись, что действия со стороны противника рано утром не было скоординированной попыткой. Позже комендант Куинлан получил данные, что противник ожидал подкрепления (ну да, 30 бойцов) и готовится атаковать в 11.30. Он приказал заполнить все имеющиеся ёмкости водой, так как начал понимать, что это возможно надолго. (т.е. перекрыв им воду ночью все сложилось бы иначе..)
Траншеи, Жадовиль...
Позже в тот же день подача воды была отключена жандармерией (лучше поздно, чем никогда). В 11.30 был открыт огонь из минометов и ручного стрелкового оружия (это подчеркивается, пулеметы не упоминаются). Ирландцы открыли ответный огонь и быстро уничтожили позицию миномета (т.е. единственный миномет замолчал). Случайно, должно быть, они попали в склад боеприпасов, он горел весь день и ночь. (возможно и так, возможно горело что-то другое) В течение дня ирландцы остановили несколько атак с различных направлений на дальних дистанциях (т.е. открытия огня из станкового или башенного пулемета хватало).
'Наши броневики, минометы, станкачи (именно в таком порядке) уничтожили, по меньшей мере, три вражеских миномёта и расчета в этот день (а может это был все тот же единственный миномет) "
Позиция оказалась бы несостоятельной, если бы противник атаковал в полную силу (!!!), так что ирландский командир укрепил оборону (сократив периметр) и после наступления темноты они заняли новые позиции. Эти новые позиции, удерживаемые ротой «А», занимали площадь примерно 250 ярдов на 120 ярдов (чуть больше двух гектаров, по советским нормативам для уничтожения открыто расположенной живой силы понадобилось бы 200 81-мм мин, для подавление укрытой, если расценивать ирландские позиции так, живой силы - 1500 мин ). Это было довольно высокое место, густой кустарник или мертвые зоны начинались на расстоянии от 600 до 1500 ярдов. Но не просматривалась дорога на Элизабетвиль и ярдов двадцать в тылу. Холм около 300 футов высотой  в миле от позиций был занят врагом. Позиции в пределах обороняемого периметра состояли из траншей и укрепленных вилл. План коменданта Квинлана строился на том, чтобы отбить все атаки на дальних дистанциях (станковые и башенные пулеметы давали абсолютное огневое превосходство, а броневики позволяли вести огонь на угрожаемых направлениях без особой опасности) и, насколько это возможно, предотвратить проникновение противника в мертвые зоны и густой кустарник окружающих позиций. Около 4.00 часов вечера, однако противнику удалось проникнуть в дом в 300 ярдах и открыть сильный огонь по ирландским взводам (это откуда пистолеты-пулеметы доставали, похоже...).
Под прикрытием огня становых пулеметов, расчет Карл-Густава уничтожил противника в доме (и у кого было тотальное огневое превосходство?). На этом этапе противник попросил и получил соглашение о прекращении огня. Прибыла машина скорой помощи забрать убитых и раненых из здания, и после этого, противник открыл огонь по ирландским позициям без предупреждения. (Ай-ай-ай, как нерыцарственно) Обстрел продолжалось всю ночь до раннего утра. (т.е. изредка постреливали)
В тот же день когда военные действия несколько затихли, ирландский командир связался с бургомистром или мэром, и просил, чтобы тот использовал свое влияние, чтобы положить конец боевым действиям. Бургомистр сказал, что если ирландцы не сдадуться, его люди их атакуют. Комендант Куинлан сообщил ему, что о капитуляции не может быть и речи, и что они скосят любых нападавших (пулеметы, да). Он также заявил ему, что тот несет личную ответственность за кровопролитие в результате нападения. Это не принесло желаемого эффекта (Мэр и жандармы должны были сдаться), а затем ирландский командир заявил, что телефонная линия была использована в качестве средства проведения психологической войны.(о как!) Каждую ночь противник звонил и требовал немедленной капитуляции или угрожал тяжелыми последствиями (еще раз подтверждается, что ирландчики нужны были целыми и невредимыми). Телефонная связь была позже возобновлена, этим ирландское командование выигрывало время в надежде на подкрепление (огонь был таким плотным, что телефонные провода не пострадали).
Огневая точка, там же....
2-й день (четверг 14 сентября 1961 года)
Около часа дня в четверг прилетел реактивный самолет Fouga для разведки ирландских позиций. Он был идентифицирован как самолет катангских ВВС. Позже было установлено, что его пилотировал бельгийский наемник (вот кто там был реальный герой, хотя, по слухам, и вечно пьяный). Ирландцы эвакуировали здания в непосредственной близости от гаража, ожидая, что он станет объектом атаки. Самолет возвращался в 3:00 и в 5:00 дня. Каждый раз он бросал две бомбы и обстреливал позиции пулеметным огнем. В течение дня самолет повреждил весь военный и гражданский транспорт, используемый ротой (т.е. оба броневика и грузовик, скорее всего его и вызывали для работы по бронетехнике, с которой ничего не могли поделать) и ранил рядовых Tahaney и Гормли, когда бомба упала возле их траншеи.
Каждый раз самолет заходил с одного и того же направления и его встречали огнем из всего имеющегося оружия. На следующий день, в пятницу, он был поврежден пулеметным огнем броневиков, которые атаковал (т.е. бронемашины по меньшей мере могли еще продолжать огонь и атаковал он именно их). После этого самолет всегда атаковал с очень больших высот весьма неточно. В 5.00 вечера два белых наемника в гражданской одежде, путешествующих из Элизабетвиля, были захвачены ирландцами. К них были найдены два автомата (скорее всего Виньерона), две винтовки FN, гранаты и револьверы. Эти пленники были допрошены и сообщили, что они только что из резиденции президента Чомбе, где им сказали, что ирландская рота взята в плен в Jadotville и должна быть использована в качестве заложников Катанги (оцените уровень плотности "осады", если к ирландцам можно было просто заехать на автомашине по дороге, ну и еще одно подтверждение того, что ирландчиков стремились именно захватить, а не уничтожить).
Это придает правдоподобность теории, что войска Организации Объединенных Наций были завлечены в предварительно запланированную ловушку (они там располагались уже минимум полгода).
Наемники не ожидали, что будут захвачены ирландцами, т.к. как жандармы на соседнем мосту Lufira (который вообще-то и должны были контролировать ирландцы) рассказали им ту же историю. Это опять-таки можно было бы рассматривать как доказательство плана захвата контингента Организации Объединенных Наций (сами ирландцы пишут). Наемники также сообщили ирландскому офицеру, что из Родезии должны были быть доставлены больше самолетов  для ударов по войскам Организации Объединенных Наций (обычный военный трёп). В течение четверга и пятницы, приблизительно, по данным Куинлана, было отбито до десяти атак. Под прикрытием огоня со всех сторон, группы около шестидесяти (обратите внимание, шестидесяти, а не шестисот, а всего то один нолик приписали) вражеских солдат пытались атаковать. Их рубежи атаки находились вне пределов досягаемости ирландских 60мм минометов и они не могли стать мишенью тяжелых пулеметов, так как были за насыпью (как я понимаю - Ж/Д, стрелять навесом из пулеметов ирландцы уже не умели, пролюбили Высокое британское Искусство). Как только эти группы оказывались в пределах досягаемости ирландского оружия, они попадали под убийственый огонь броневиков, минометов и пулеметов (именно в таком порядке).
Ирландские потери на данном этапе (на самом деле это общие потери) распределились следующим образом: утром в среду 13-го рядовой Рейди был ранен в ногу (в первой перестрелке с 30-ю жандармами). В четверг 14-го рядовые Tahaney и Гормли были ранены взрывом авиабомбы, сержант Хегарти был ранен осколками минометной мины, которая упала в нескольких метрах от него, когда он пробирался в свой взвод, и рядовой Мэннинг был ранен выстрелом в плечо группой, которой удалось подобраться на двадцать ярдов к его траншее. Эта группа была уничтожена гранатами (у нападавших гранат похоже не было, раскладка по ранениям очень характерна, и указывает, что не было ни плотного минометного огня, ни плотного огня из стрелкового оружия, все же статистика - такая наука, которую не обманешь).
Дорога из Элизабетсвиля...
3-й день (пятница 15 сентября 1961 года)
В пятницу командир роты получил сообщение из штаб-квартиры Катанги (я не понял, был ли это радиоперехват, или они мило беседовали), что  многочисленные подкрепления должны были захватить мост Lufira в субботу утром (очень странно, потому что они его и так контролировали). Наблюдались большие конвои войск противника в пятницу вечером и в субботу утром на дороге к этому мосту. Ирландские солдаты обстреливали эти конвои минометами и пулеметным огнем из своих бронированных машин (опять броневики!) и вызвали на дороге заторы (это они так пишут, т.е. противник вообще ничего с ними опять поделать не мог). Условия  в ирландских окопах были описаны ирландским командиром: «Бойцы каждый день питались между 20: 00 и 21: 00, потому что было опасно готовить в дневное время. Повара готовили что-то типа рагу и галет и уходили в окопы в течение дня. Чай и галеты снова подавали в 04:00 в траншеях (и укрепленных виллах). В течение остального времени люди должны были выживать на воде в бутылках (галет, я думаю, на день набирали, ночью никто не атаковал). Жажда был величайшим врагом, так как бойцы проводили весь день в изнуряющей жаре траншей (кондиционеров не завезли). При волнение, борьбе и недостатке сна расходуется много воды. В пятницу вода стала несвежей. В субботу она почти загнила, а в воскресенье, та, что осталась, могла вызвать болезнь. Была опасность заболеваний из-за прорыва канализационных коллекторов во взорванных зданиях и мух, роящихся везде. (Это Африка, знаете ли. То, что им даже воду нечем было обезвредить - показательно.)
Позиция БРЭНа.... там же, тогда же...
4-й день (суббота 16 сентября 1961 года)
В субботу в 9:00 утра прибыл вертолет с грузом воды, которой едва хватило бы на двадцать человек (сорок литров что-ли, или расчет был на душ?). Вода была также загрязнена дизельным топливом и оказалась бесполезной (не дошли значит они до жажды). Через несколько минут после того, как солдаты под огнем (причем не попали ни по вертолету, ни по солдатам) разгрузили вертолет, самолет Fouga прилетел на перехват. Экипаж вертолета, согласно инструкции, приземлился и покинул машину. Траншеи открыли огонь по самолету из всех видов оружия. Вертолет не был сбит, и при этом вражеские войска выдали огнем свои скрытые позиции. Они в самом деле были очень близко, некоторые - от пятидесяти до ста ярдов (и при этом не нанесли потерь ни вертолету, ни разгружавшим его бойцам, ни прочим ирландцам в траншеях, и не пытались атаковать). Ирландцы подавили эти позиции точным и разрушительным огнем (оттуда, судя по потерям, не отвечали). Позднее вертолет был поврежден огнем противника на земле (притащили ФН-ФАЛ).Перестрелка продолжалась в течение двух часов (ни единого попадания со стороны Армии Катанги), прекратилась на один час (обед - по расписанию), а затем ирландцы еще час вели массированный огонь (опять похоже безответный).
Большое количество противникав получило ранения, и многие умерли от ран. Это было обнаружено позже, когда их тела были обнаружены в кустах (Кем? Отдыхавшими в гостинице ирландцами? Кто их считал?). Белые офицеры противника также расстреливали своих людей в попытке остановить отступление из-за боязни ирландского огня и заставить их атаковать снова (Наверное жыдокомиссары).
В течение дня часто пролетал самолет, но позже выяснилось, что он атаковал подкрепления Организации Объединенных Наций, которые включали кроме прочего, других ирландских солдат (там основной контингент был из гуркхов, но они не белые люди...). Ирландцы в Жадовиле каждый раз предупреждали своих в штабе батальона, чтобы те сообщили деблокирующей колонне каждый раз, когда самолет проходил над ними (а что бы делала авиация Армии Катанги, если бы летчик заболел?). Рота А в Жадовиле не имела прямой связи с идущей на помощь колонной (тоже показательно). Примерно в это же время в расположении роты донесся громкий шум. Они подумали, что это взрыв моста перед ожидаемым подкреплением  Мост был еще цел, но инцидент подорвал мораль солдат. В 2:00 дня бургомистр, по поручению белого советника, позвонил коменданту Квинлану и попросил о прекращения огня. (а может и наоборот) Комендант Куинлан отказался обсуждать это по телефону и договорился встретиться с ним под белым флагом на ничейной земле. Бургомистр также просил возможность отправить машины скорой помощи, но получил отказ, так как ирландский офицер заявил, что: «Они извлекли уроки из предыдущего опыта в Элизабетвиле, когда жандармы использовали скорую с пулеметом, установленным внутри, укомплектованным двумя наемниками". (какие опытные)
Мэр снова позвонил в 3.00 ночи с просьбой о прекращении огня и обещал убрать свои войска от ирландских позиций. Комендант сказал им, что все, что движется, будет расстреляно. Тогда бургомистр попросил выслать офицеров, чтобы удержать их людей (жандармов) от стрельбы, и ирландский офицер сказал ему, что они должны подходить под белым флагом и в полный рост. Переговоры по вопросу прекращения огня были назначены на нечейной территории в 4:00 по полудни, но не успел тот положил трубку, как белому наемнику отрубило ногу очередью ирландского тяжелого пулемета. Противник утверждал, что тот двигался вперед, чтобы остановить стрельбу, но ирландцы заявляют, что тот не был под белым флагом. (гордо расстреляли не подозревающего наемника).  На встрече по обсуждению условий прекращении огня, ирландские офицеры пытались тянуть время в надежде, что колонна пробьется помощь (это они мастера) . Они пытались воздействовать на врага, чтобы остановить бомбовые удары на позиции и мост, где, как они думали, прорывается на выручку колонна. Они не знали, что колонна уже отходит. (Их бросили!) Условия прекращения огня были обговорены, с двухсторонними контрольными патрулями наряду с другими условиями (что-то как-то сложно мне представить подобное в любом более-менее ожесточенном конфликте).  Ирландский офицер проинформировал батальон штаб о прекращении огня и условиях перемирия (ему сказали "молодец"). Эта ночь была относительно спокойной.
Наемники....
5-й день (Воскресенье 17 сентября 1961 года)
В воскресенье утром в 7.30 ирландские солдаты собрались для мессы (весело воюют, прям как в 19-м веке). В это время над ними пролетел самолет, и они решили, что это нарушение прекращения огня. Это оказалось не так. Ирландцы наблюдали большое количество жандармов и десантников (именно десантников, и никак иначе!) концентрирующихся вокруг. Враг пообещал отвести войска и обсудить дальнейшее размещение ирландцев, так как здания, в которых они располагались, были разрушены в ходе боевых действий (главное - чтоб не меньше 4-х звезд!). Казалось, на данном этапе все складывалось хорошо, но позже жандармы прислали майора Makita с требованием, чтобы ирландцы сложили свое оружие в одной вилле, в то время как сами они должны были быть размещены в другом месте. Это был первый из многих признаков зловещего умысла. (Злобность и коварство Армии Катанги вообще поражает). Ирландцы попросили вернуть обратно подачу воды в соответствии с соглашением. Майор ответил, что она будет включена только тогда, когда оружие ирландцев будет под контролем. Комендант Куинлан позже заявил, "что он знал, что это был трюк, и что у них не было никакого намерения придерживаться соглашения о прекращении огня.' (Какой прозорливый Капитан Очевидность)
Ирландский офицер отказался подчиниться и продолжил дальнейшие переговоры, все еще надеясь, что колонна пробьется на помощь. Комендант Куинлан проинформировал штаб батальона, который подсказал ему угрожать противнику с прибытием реактивной авиации Организации Объединенных Наций, что заставило противника поволноваться, но ни сам офицер ни его противники не знали, что у ООН не было в то время в этом регионе боевых самолетов.
Наличие истребителей ООН было спорным вопросом. Конор Круз О'Брайен считал, что правительства Соединенных Штатов, Великобритании и Бельгии были двуличны в их подходе к проблеме Катанги (ай-ай-ай, все ирландчикам плохи). Он считал, что они целенаправленно создавали препятствия и обвинял их за задержку прибытия самолетов в Жадовиль и Элизабетвиль, с использованием  глупых технических отговорок (надо было еще ядерную бомбу завезти). Эта проблема не возникала позднее в ходе боевых действий в декабре 1961 года.
Тем не менее противник стал более жестким в своих требованиях, заставляя ирландские войска перейти в гостиницу в городе, но Куинлан отмечал, что «Там еще не было вопроса о капитуляции" (назовем это каким-нибудь другим красивым словом...). Противник утверждал, что причиной перемещения было отсутствие подходящих помещений в других местах, и им не смогли включить воду.
Комендант Куинлан сотоварищи обсуждает кто виноват, и что делать...
Комендант Куинлан подозривал, что жандармы планировали очередную атаку. Его люди были утомлены и им очень не хватало еды и воды. Куинлан связался штабом батальона с подробной информацией о ситуации и условиях прекращения огня и запросил обновленную информацию о подкреплениях. В то же время были перехвачены сообщения о том, что идущая на помощь колонна вернулась на базу (Их все бросили!). Т.е. если они снова будут атакованы бой превратится в бойню. Куинлан настаивал на письменном соглашении о прекращении огня, подписанном бургомистром, так как он организовал переговоры, но его не смогли найти (надо было в юристы идти). Ирландский офицер запросил встречу со старшим по званию. (Почти сутки торговались. На базаре такие люди бы не пропали) «Мы поняли, что не было никакой надежды на подкрепления по крайней мере еще несколько дней и даже без боя мы не могли продержаться еще один день без воды. Если бы мы были атакованы в таких условиях, то все превратится в бойню. (Ай как страшно!) Не было никаких сомнений в том, что нашу капитуляцию потребуют в самое ближайшее время,  и мы все согласились с тем, что, если мы смогли бы получить приемлемые гарантии нашей безопасности (!!!!!), у нас нет выбора, кроме как их принять. Мы также знали о переговорах на  "высоком уровне" о прекращении огня и решили, что дальнейшие боевые действия приведут к тяжелым неоправданным потерям. (Это война - нет, не слышали) Если бы мы не смогли получить необходимые гарантии  от ответственного лица, которому мы можем доверять, мы будем драться до последнего". (Сохранили себя для нации, т.е. на самом деле ни о какой обороне до последнего патрона речи не шло)

Тот самый единственный труженник Фоуга, разбитый на аэродроме в Элизабетвиле...
На самом деле Даг Хаммаршельд, Генеральный секретарь ООН, отправился, чтобы встретиться с Чомбе в попытке прекратить боевые действия, и он погиб в авиакатастрофе (в кино его подло и коварно сбил все тот же многострадальный Фоуга). В 5:00 дня ирландский офицер и его помощники присутствовали на встрече в гостиничном номере в городе (интересно ,фуршетик накрыли?). Противная сторона воздала должное ирландцам за выполнение их солдатского долга , а затем потребовала капитуляции. Комендант Куинлан возразил, что существует соглашение о прекращении огня, и что это возмутительно. (Детский сад какой-то) Им ответили, что нет никакой альтернативы, что их безопасность будет гарантирована, и что ирландские солдаты оставят свое оружие, но будут хранить его в отеле. Эти условия были прописаны в соглашении, но как и многое другое не были выполнены. Ирландцы решили, что у них не было иного выбора, кроме как принять соглашение о прекращении огня, так как дальнейшие действия привели бы к полному уничтожению. Враг позже отказался от прекращения огня, провозгласив, что ирландцы вынуждены были сдаться. Противник также отказался от условий договора. (Vae victis)
Рота "А" отправилась в плен, который продолжался более месяца. Будучи в плену, они использовались в качестве разменной монеты. В конце комендант Куинлан писал: «Я воздержался от упоминания имен людей, которые заслуживают признания своей роли, которую они сыграли в бою и во время нашего заключения. Это будет предметом специальной рекомендации о добросовестной службе.... Я хотел бы отметить роль, которую сыграл наш капеллан, отец Фаган, в поддержании морального духа людей во время боя и еще более важную роль, которую сыграл наш медик, капитан Clune в лечении раненых, которые все время были с нами и котрые отказались от госпитализации в Jadotville и в его заботе о здоровье каждого человека на протяжении всего нашего заключения. Все, что я хотел бы заявить здесь, что я ни разу не видел как кто-либо дрогнул. Все офицеры отчитались одинаково (за месяц то в плену сформировали единую версию, что все как один герои). Каждый человек делал все что было в его силах и пытался сделать еще больше. Их стойкость и хладнокровие под шквальным огнем был необычайной ... мои длительные впечатления говорят о полной лояльности и преданности долгу со стороны каждого офицера и солдата».

Веселенькие, фотографируются...
Силы и потери врага:
Сила противника составили примерно 2-3,000 солдат (а в Википедии пишут пять), в том числе много (много это сколько?) белых наемников. Некоторые из белых были в форме, а некоторые в гражданской одежде (но все строго парашютисты, а многие негры были с луками). Позже выяснилось, что многие белые из города взялись за оружие и атаковали позицию ирландцев (удивительно, а ведь те хотели, чтобы их любили). Во время прекращения огня, коменданту Куинлану белый советник жандармов сообщил (ну так, по дружески), что противник потерял более 150 бойцов, в том числе 7 белых (цифра, кстати, более-менее похожая на правду если брать общие потери убитыми и ранеными). Позже это опровергалось, но в конце концов оценочная цифра (кем оцененная, лично Куинланом? А чего их, бусурман то, жалеть?) потерь была определена в 250-300 погибших и многочисленных раненых. Ирландские потери составили пятеро раненых....

Современное фото сделанное с несколько более отдаленной точки, но в том же направлении.....
И, судя по фотографиям, они фотографировались в процессе....Очень были напряженные бои....
В принципе, выводы и предположения из предыдущих частей подтверждаются полностью.... На чем данный цикл и завершаю. Думаю, материал получился объемный и интересный, потому заслуживает распространения....

Предыдущие части разбора: I, II, III, IV....

Искренни Ваш,
BorianM
Tags: Ирландия, Конго, военная история, размышления
Subscribe

Posts from This Journal “Конго” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments

Posts from This Journal “Конго” Tag