Оружейные заметки нерусского человека (borianm) wrote,
Оружейные заметки нерусского человека
borianm

Category:

Искореняя ересь: Чудо-винтовки...Интерлюдия 8: Икан...


В ходе завоевания русскими Средней Азии имел место быть крайне интересный нам эпизод, известный, как "дело под Иканом". Несмотря на то, что про него написаны десятки книг и даже сложена песня, по моему мнению налицо непонимание некоторых факторов того боя, сил и действий сторон и т.д. Особенно сказалось то, что этот бой, по причинам, которые в этом исследовании будут подробно рассмотрены, мгновенно оброс легендарной составляющей. Вот и недавняя книга А.К. Пленцова, которого можно назвать Сыном Зевса (0) - он даже засветился с ней у большого знатока истории Актёра Озвучания, не дает нам ничего нового. Автор просто обобщает и повторяет информацию из работ столетней и более давности, только еще более запутывая картину....Итак - приступим:



Вечером 3-го декабря 1864-го года в крепость Туркестан, занятую русскими в предыдущие годы, священный для местных город, известный как Хазрет, посещение мазаров и мечетей которого приравнивалось к малому хаджу, прискакал дозорный-киргиз (1), и донес, что в окрестностях селения Чилик, примерно в 60 километрах, замечены "немирные" кокандцы (2), которые продвигаются к Икану )примерно 20 километров от крепости). Точное число их было не известно и описано "как камыша". Начальник гарнизона подполковник Жемчужников отнесся к заявленной численности противника без внимания, сочтя, что это скорее всего обычный мелкий набег...

За несколько дней до этого в Туркестан на усиление гарнизона из форта Перовского прибыла свежая сотня казаков 2-го Уральского полка во главе с есаулом Серовым. Сотня первой в регионе получила на вооружение нарезные винтовки - в дальнейшем это сыграет огромную роль. Надо также отметить, что состояло подразделение в основном из старых казаков, многие служили уже по 15 и более лет, участвовали в Крымской войне и обороне Севастополя, имелось несколько кавалеров "знака Военного ордена", в просторечии - Георгиевского креста. Дело в том, что к тому времени в Уральском казачьем войске сложилась система "наёмы", когда одни служили сначала пятилетний срок за свои семьи, а потом за семьи других казаков, получая за это от последних деньги...

Именно этой сотне была поставлена задача прояснить обстановку и разогнать возможных налетчиков. В сотне было двое офицеров, пять урядников и 98 казаков. В качестве усиления им было придано орудие, горный четвертьпудовый единорог (3) с запряжкой и зарядным ящиком, и обслуживающие его четверо артиллеристов, фельдшер, фурштат (солдат-обозник) и трех джигитов-киргиз. Казаки получили двойной боекомплект - по 120 патронов на винтовку (4) (это, кстати, пехотная, а не кавалерийская норма), к единорогу было 42 выстрела (неполный зарядный ящик).

Туркестан после взятия Чимкента не считался уже передовым, "фронтовым" городом, и его гарнизон был немногочислен и не достигал даже 500 человек, включая расчеты установленных на барбетах орудий. Продвигаясь по заснеженной дороге к Икану, на пути отряду встретились двое киргизов (у одного была ранена лошадь), сообщивших, что под самым Иканом восемь человек из них, посланные с бумагами в Чимкент, попались в руки кокандцев. Продолжая идти вперед, Серов послал в вестового в Туркестан спросить коменданта: что ему делать? и получил приказание: "идти на рысях далее" (При чем было сказано: «чего он трусит: у него целая сотня».) Примерно в четыре часа дня, когда начало смеркаться, а окончательно темнеет в этот день там около 17:50, не дойдя до Икана четыре версты, увидели огни лагеря. До этого ни передовой, ни боковые дозоры противника не отмечали. Посланный на разведку киргиз практически сразу натолкнулся на кокандский разъезд. Сотня начала отход, но не пройдя и полуверсты была атакована....

Теперь пора поговорить об их противниках. Лидер "кыпчакской" партии - кочевой составляющей ханства, решив ударить русским в тыл, аталык (регент) мулла Алимкул, распустив ложные слухи об уходе в Коканд, с востока своей конницей обошел имевший наиболее многочисленный гарнизон Чимкент, форсировал по льду Сыр-Дарью и внезапно для противника появился в окрестностях Туркестана. Внезапность обеспечило то, что впереди шли разъезды, которые перехватывали любые дозоры принявших сторону русских киргиз. В то же время цели похода и численность сил с самого события и по наши дни оцениваются, как мне кажется, совершенно неверно.

Фото более позднее, но представление дает...
О численности кокандцев мы поговорим отдельно, а по целям - практически все отечественные авторы дружно повторяют друг-за-другом, что целью было ни много ни мало взятие крепости Туркестан, дабы отрезать гарнизон Чимкента. Понимая и принимая мотивацию авторов более чем столетней давности, от современных хотелось бы увидеть все же некий разумный анализ, но, к сожалению, в свойственной им манере они так и продолжают лепетать про огромные тыщщи и взятие крепости. Чем собирались зимой брать крепость с артиллерией и гарнизоном - иррегулярной конницей?

Надо понимать, что в декабре в голой казахской степи холодно и голодно. Основной проблемой русских при завоевании Средней Азии была логистика. Казаки Серова везли на более чем дюжине верблюдов с собой фураж и припасы, отправляясь в недалекую разведку. Неужели вы думаете, что у их противников ситуация была иной? По сравнению с солдатами, местные кочевники, из которых собственно и формировалась конница среднеазиатских феодальных государств, действительно были несколько лучше приспособлены к природным условиям, но казаки были такими же степняками, а лошадям и верблюдам есть и пить хочется вне зависимости от национальной или религиозной принадлежности их хозяев. Вообще боевые действия зимой были традиционно не характерны для Степи, в этом плане Алимкул явно копировал действия русских....

Потому для дальнейшего понимания описываемых события следует сразу поговорить о численности войск Алимкула. С самого начала речь зашла о красивых круглых цифрах, начиная с десяти тысяч бойцов, назывались цифры в 12, 14, 15 и даже 20 тысяч. При этом это не ополчение жителей городов и кишлаков, и даже не собранные с каждой "войлочной крыши" всадники, где в короткий  период гипотетически можно предположить подобные цифры, а пошедшее в дальний зимний поход войско. Источники их везде называются "крайне достоверными", но до реального я докопался только в одном случае: цифру в 10 тыс. человек называл якобы отец Иканского аксакала (в данном случае это не показатель возраста, а статус старейшины) - буквально ОБС (Один Бабай Сказал). Тем не менее подобны цифры были очень удобны на всех уровнях и закрепились сначала в рапортах, а потом и в историографии....

Серов, уже полковник....
Первой причиной подобного было то, что если мы постараемся охватить картину завоевания Средней Азии в целом, то с удивлением обнаружим, что в русских документах как-будто два разных противника. В рапортах, которые шли в Петербург, перед нами предстают чрезвычайно многочисленные, неплохо организованные, вооруженные нарезным оружием (англичанка гадит) опасные противники, которые, если их не уничтожить вот прям сейчас, натворят бед. Второй образ, который вышел потом в мемуарах, а пока употреблялся только в своем кругу, между "конквистадорами" - что "халатники" в бою ничего не стоят, вооружены самодельными пушками и фитильными пищалями, не знают строя и всегда бегут после первого натиска...

Почему так - покорив Степь и выйдя на линию реки Чу, в 500 метрах от которой я сейчас пишу эти строки, Российская Империя выполнила в принципе задачу по обеспечению безопасности своей торговли и населения. Идти дальше, воевать со Среднеазиатскими ханствами Петербург не хотел - особой выгоды не предвиделось, торговля через татарских купцов и так шла хорошо, а дело это было довольно дорогим и, главное, - опасным. Британская Империя весьма болезненно относилась к любым продвижения в сторону своей "Жемчужины Короны - Индии", и чем кончил Павел в Зимнем прекрасно помнили... А "конквистадорам", военным людям, хотелось побед, воинской славы, чинов, орденов и званий, а главное - власти в областях, куда не сунут нос заезжие ревизоры....А для этого вот прям сейчас безотлагательно, а то поздно будет, Петербург должен был прислать людей, оружия, боеприпасов и главное - денег, чтоб "дойти до Ганга"... В результате в Петербург летела очередная депеша о взятии очередного среднеазиатского города, но не просто так, а строго чтоб принудить к миру, и там ничего не оставалось делать, кроме как признать очередное приобретении - ну не отдавать же обратно... Так и "катился каток" до самой Кушки. А вот с Семиградьем нехорошо получилось, причем аж два раза, но это уже совсем другая история.

Но вернемся, как говориться, к нашим баранам.... По моим прикидкам, сравнивая бой, результаты, условия и т.п. я бы не оценил общие силы Алимкула больше, чем максимум  в 2000 человек конных бойцов, (такие цифры - тысяча-две тоже мелькают в рапортах, но их не сразу видно) и примерно тысячу сарбазов и обслуги   - лаучи-погонщиков верблюдов, обозников, артиллеристов пушек и крепостных ружей, которые русские звали фальконетами, и прочих кулов.... При этом к тому моменту Кокандское ханство по большей части потеряло уже резерв хорошей иррегулярной конницы - предков современных казахов и киргизов, оказавшихся в русском подданстве. А целью экспедиции был скорее глубокий набег, чтоб наказать "своих предателей, покорившихся неверным", что отчасти удалось...

Показательно, что в этой экспедиции авангард из оставшихся ему верными 800? казахов возглавлял Садык Касымов, сын Кенесары, в то время как два его родных брата перешли на службу к русским....Именно его слова, переданные в мемуарах его брата Ахмета, офицера русской службы, с которым Садык доживал свой век, после длительной борьбы признав власть России, дают нам интересные факты того боя. Так, по его свидетельству казаков те засекли по табачному дыму и огонькам трубок (старообрядцы казаки курили только на службе,  в походах, а возвращаясь в родные края выбрасывали кисеты и ломали трубки).

Тоже более поздний период, но как примерная иллюстрация годиться....

Первая атака была в конном строю, как положен, с визгом, боевым кличем-ураном с пиками наперевес и саблями наголо. Надо понимать, что к тому времени казаки с местной конницей в конном строю предпочитали не драться - пиками и саблями местные владели хорошо, а, абсолютно логично, уповали на перевес в огневой мощи. Превосходя азиатцев качеством огнестрельного оружия, казаки при встрече с более сильным противником, т. е. всегда (ибо иных встреч не бывает), обыкновенно спешиваются, батуют или треножат коней, а сами, выйдя вперед, окружают цепью своих лошадей и, залегши за неровностями местности, отстреливаются [некоторые и кладут лошадей, чтобы лучше сохранить их, но не все лошади ложатся]. Так сделано и в этот раз: казаки спешились, сбатовали коней и залегли в небольшую, едва приметную канаву, устроив с открытых сторон завалы из мешков с провиантом и фуражом. На одном из фасов образовавшегося таким образом лагеря поставлен был единорог.

Из донесения есаула В.Р. Серова коменданту Туркестана:

" Не находя возможности держаться на лошадях и продолжать отступление, я живо спешил отряд, приказавши наскоро сбатовать лошадей, залечь в небольшую канаву, а с открытых сторон устроить завалы из мешков с провиантом и фуражом и из всего, чем можно было оградиться, поставил в то же время на одном из фасов единорог"

Отдельные личности, включая Кронидыча, видимо в южно-казахской степи никогда не бывшие, утверждают что там вообще все ровное как стол, но на самом деле там вполне себе попадаются как холмики, так и небольшие овраги-промоины. Именно в такой промоине заняла оборону сотня....

Огнем винтовок и картечью единорога первая и последующие атаки были отбиты со значительными потерями для атакующих....На степь опустилась темнота, но она не становила перестрелку. Само собой обе стороны жгли костры - без этого в декабре в степи никак, и кокандцы еще затемно начали обстреливать позицию казаков из имеющейся у  них пушки (по другим сведениям трех пушек, при этом все отмечают их небольшой калибр - скорее всего это были четырехфунтовки) и десятка крепостных ружей-тафуров. Но этот обстрел наносил потери только вьючным животным.

Утром 5 декабря огонь неприятеля усилился. Начались первые потери ранеными и убитыми. К полудню погибло несколько казаков....Кокандцы до этого не встречались на поле боя с войсками, вооруженными винтовками, и поначалу беспечно гарцевали на дистанции, на которой гладоствольные ружья были не опасны - они тоже воевали с русскими не первый год, и неожиданно несли потери от заметно более дальнобойных винтовок...Особо досталось всадникам на лучших конях и в дорогой одежде....

Из донесения есаула В.Р. Серова коменданту Туркестана:

"... Днем, 5 числа, для сбережения снарядов, которых всего было числом 32, и чтобы не показать неприятелю, что при отряде был один единорог, выстрелов из него не производилось..."

Всего значит с начала боя израсходовали к тому моменту 10 выстрелов, причем на восьмом у единорога сломалось колесо - вообще судя по читанным автором мемуарам и отчетам артиллеристов Среднеазиатских походов деревянные колеса были слабым местом - в сухом климате они быстро рассыхались....Артиллеристы приспособили на его место колесо от зарядного ящика, но его ступица была большего размера, чем ось орудия, и в результате колесо намертво примотали веревками, серьезно ограничив подвижность орудия... Столкнувшись с плотным огнем, кокандцы блокировали сотню и не прекращали обстрел, но больше не атаковали....


В Туркестан в это время один за одним прискакали два гонца с просьбой о помощи. А выстрелы были слышны еще с прошлой ночи. Внутри города завалили ворота, и стояли на карауле толпы жителей. Аксакалы (старики из жителей) просили дать им пушку и хоть сколько-нибудь солдатов, разумеется, получили отказ, потому что в гарнизоне не было и 500 человек. «Мы ваши, — говорили они, — вы нас и защищайте». В крепости решали, что делать....

Решено было выслать на помощь отряд из 152 добровольцев, лучших стрелков, при двух единорогах, под командованием подпоручика П.Л.Сукорко и назначенного ему заместителем подпоручика Степанова. Но при этом ему были даны дополнительные указания с догнавшим его колонну нарочным: «П. Л.! Если встретятся вам огромные силы, то, не выручая сотни, вернуться назад, дабы дать возможность усилить здешний гарнизон». В рапорте то названо приказанием коменданта, если «встретит огромные силы неприятеля и усиленную преграду для соединения с сотней и увидит движение неприятеля к Туркестану, то, не выручая сотни, следовать обратно» [рапорт Жемчужникова от 9 декабря 1864 года]. По некоторым данным эту записку прислал даже не комендант, а комиссионер (снабженец) Петров, который только развернулся в местной торговле и очень переживал за свои товары....

В результате, только наткнувшись на авангард неприятеля, Сукорко, имея в кармане такую индульгенцию, приказал отступать в крепость. До осажденной сотни они не дошли порядка трех-четырех километров. О "тяжести" боя говорит то, что в колоне не было потерь, только одна из лошадей была ранена шальной пулей. У их противника от пуль по воспоминаниям Сыдыка Касимова погибли несколько джигитов... Отступая, этот точный исполнитель даже плохих приказаний, увидел близ дороги разрушенную крепостцу  [загон для скота с высокими стенами; здесь их множество на каждом шагу], «в которой была замечена неприятельская засада, и как число неприятеля в засаде мне не было известно, то я, во избежание встречи, отряд свернул с дороги вправо, в обход крепостцы». Тут надо сказать, что казахи пестуют свой параллельный ломтик мифа: Небольшой кавалерийский отряд Сыдыка блокировал роту Сукорко со стороны Туркестана и почти двое суток крутил вокруг города. Само собой это не меньшая чушь, чем двадцатитысячная армия Алимкула....

Будучи впечатлены огневой мощью роты, кокандцы практически перестали атаковать и начали готовиться к решительному штурму, делая из повозок-арб своеобразные штурмовые щиты-мантелеты, наваливая на них кучи камыша и хвороста. К вечеру таких импровизированных укрытия было подготовлено 16. Казаки так и держали круговую оборону, сделав импровизированный бруствер из трупов животных и мешков с провизией и фуражом... Они слышали сначала приближающиеся, а потом отдаляющиеся звуки ружейного огня, но продолжали держаться... Тут кокандцы выслали парламентера. По воспоминаниям Серова тот на чистом русском языке предлагал перейти на службу кокандцам, суля всяческие блага. Судя по всему это был ренегат, беглый казачий урядник Алексей Яковлев, ставший Османом... Серов тянул время. Ночью в крепость с донесением, что сотня жива и держится из последних сил были посланы два казака: Борисов и Черняев, и верный киргиз Ахмет...


С рассветом следующего дня кокандцы, прикрываясь мантелетами, пошли на штурм. Им удалось подойти сначала на примерно 100 шагов, а потом еще ближе. Тут показало себя орудие. Часть мантелетов была пробита выстрелами, скорее всего "дальней картечью". Любые попытки противника сблизиться отражались винтовочным и орудийным огнем... После четырех атак у казаков кончались патроны, а в строю осталось около 50 человек... Тогда было принято решение идти на прорыв...


К тому времени в крепости, получив донесение и осознав, что у страха глаза велики и крепости ничего не угрожает, созрели до новой спасательной операции. В результате около полудня в сторону Икана выдвинулся отряд из примерно 250 бойцов под командованием все того же подпоручика Сукорко. В это время оставшиеся в живых казаки, заклепав единорог, сломав винтовки убитых, штыками прорвались сквозь обложивших их кокандцев и, отстреливаясь последними патронами, начали отходить в сторону Туркестана. Кокандцы не решались атаковать напрямую, но вели постоянный ружейный обстрел, причем отмечено, что стрелки верхом или на крупах лошадей выдвигались и занимали позиции по ходу движения отступающих. Упавших от ран добивали холодным оружием. В их числе был казачий сотник Абрамов. Попытки отдельных всадников атаковать растянувшуюся линию пресекались выстрелами в упор... В результате, пройдя 8 верст,  оставшиеся на ногах бойцы, по большей части раненые, соединились с идущими им на выручку.....

Потери составили: из двух офицеров один - сотник Абрамов, убит, сам Серов был ранен в верхнюю часть груди и контужен в голову; из 5 урядников 4 убито, 1 ранен; из 98 казаков 50 убито, 36 ранено, 4 артиллериста ранены; фельдшер, обозный и один из киргизов-нарочных — убиты.

В результате бой получил широкую огласку, все участники, включая джигитов, были награждены, есаул Суров сразу стал полковником и новым комендантом Туркестана, Сукорко сначала, по первому рапорту, где он героичен, получил Владимира, а потом под шумок, чтоб замять скандал, перевелся.... Оставшиеся в живых казаки вернулись обратно в Уральск...


Именно скандальные действия командования, не оказавшего помощи погибающей сотне, и привели, на мой взгляд, к такому "росту численности противника".  «Как ни блестяще это дело, — доносил Черняев [рапорт Черняева от 17 декабря 1864 г. № 1876], — и при настоящей потере, но, к крайнему сожалению, надо сознаться, что дело это могло бы иметь совершенно другие результаты, если бы не оплошность туркестанского коменданта подполковника Жемчужникова и не странные действия посланного с отрядом подпоручика Сукорко

Читая строки типа: Каким образом десятитысячной массе не удалось задавить и истребить три-четыре десятка пеших казаков, измученных трехдневным упорным боем, израненных, обессиленных и голодных, — объяснить это можно разве только тем, что отчаянная решимость уральцев, владевших еще своими ружьями, ошеломила кокандцев..... - любой мало-мальски знакомый с военной историей человек поймет, что кое-где приписан нолик как минимум. Будь там действительно заявленные силы кокандцев - не о каком спасении, особенно на последнем этапе боя, не было бы и речи. Само собой, это вовсе не принижает действительный подвиг героически сражавшихся казаков и артиллеристов. Приведу полностью их список:
КОМАНДИР СОТНИ: есаул В.Р. Серов ( остался жив)
СОТНИК: Абрамичев ( убит)
УРЯДНИКИ: Панфил Зарщиков ( убит)
Давид Криков ( убит)
Пахом Мишалов ( убит)
Ерофей Филиппов (убит)
Александр Железнов ( остался жив)
КАЗАКИ УБИТЫ:
Тит Овчинников
Климентий Белкин
Николай Мазанов
Самоил Мазанов
Антон Болдырев
Осип Болдырев
Сидор Ковалев
Ермолай Васильев
Фома Темнов
Никон Лоскутов
Фёдор Шапошников
Ананий Парфенов
Макей Арчашников
Куприян Калмыков
Гавриил Жидков
Иван Сыщиков
Максим Сыщиков
Климентий Тюнин
Авдий Камцев
Павел Герасимов
Захар Зузанов
Яков Овчинников
Андрей Романов
Прокофий Романов
Иван Павлов
Иолий Рудомётов
Евстигней Дорофеев
Никита Пономарёв
Евстафий Пономарёв
Осип Марков
Ераст Стариченков
Семён Михеев
Ларион Ларин
Дорофей Портнов
Афанасий Землянушнов
Варфоломей Коновалов
Тарас Парфёнов
Иван Аронов
Дмитрий Киреев
Иван Петров
Семён Волков
Григорий Волков
Григорий Божедомов
Иван Панов
Евлампий Гордеев
Иван Рыгин
Иван Тяпухин
Иван Филимонов
Евпл Бодырев
Александр Тумин
УМЕРЛИ ОТ РАН (после боя):
Насыр Фаткуллин
Платон Добрынин
Иван Коптелов
Савелий Ярочкин
Елистрат Корчагин
Григорий Азовсков
Михаил Бахин
Сидор Максин
Терентий Толкачёв
Ермолай Чесноков
Алексей Логинов
ОСТАЛИСЬ В ЖИВЫХ:
Андрей Борисов
Аким Чернов
Павел Мизинов
Матвей Мостовщиков
Евстафий Синицын
Филипп Кайманщиков
Зиновий Скачков
Евграф Агафонов
Михаил Бакиров
Филипп Шарков
Панкрат Скоробогатов
Евстифий Соболев
Викул Хамин
Гавриил Подлипалин
Андрей Чиров
Фёдор Парфёнов
Михаил Прикащиков
Василий Герасимов
Фёдор Кириллин
Иван Агафонов
Венедикт Панькин
Никита Потапов
Ананий Зевакин
Евстигней Ворожейкин
Федул Мирошхин
Александр Портнов
Василий Казанцев
Иван Кокорев
Емельян Голубов
Савин Горин
Харитон Сластин
Артемий Кочемасов
Василий Парфенов
Шаргай Токмаев
Василий Рязанов
Кузьма Бизянов
Алексей Орлов
АРТИЛЛЕРИСТЫ:
Грехов ( ранен)
Огнивов (ранен)
Имена ещё двоих не известны - ( ранены)
ФЕЛЬДШЕР
Бинднер ( убит)
ФУРШТАТ
Баранников ( убит)
ПОЧТАРЬ
Ахмет ( остался жив)


0) Отчество автора "Кронидович", что дает полные основания так его называть...

1) (точная родоплеменная принадлежность служивших русским местных джигитов, в том числе и участников, которых уместно бы по аналогии называть англоязычным термином "гид" или "скаут" не известна, автор встречал несколько версий даже по отношению к непосредственным участникам боя, расхождения имеются даже по части их имен, что в общем-то понятно и объяснимо - у тогдашних кочевников было несколько имен, а точнее прозвищ в дополнение к формальному нареченному имени, как мусульманских, так и языческих "ырымных". Скажем по документам человека зовут "Молдокан" - "мулла", а в быту он представляется как "Дохтурбек". Или у женщины официальное "внешнее" имя Джылдыз "звезда", а домашнее - Ырыс - "счастье"...

2) В Коканде (кстати само название города и ханства значит попросту "кокон тутового шелкопряда") издавна сосуществовали кочевники, потомки их в настоящее время относятся к южным киргизам, казахам и некоторым узбекским родам, которые назывались в общем "кыпчак" и тюрко или ираноязычные земледельцы, ремесленники-горожане и т.п., предки нынешних таджиков и части узбеков, которых называли "сарт". Отношения между этими двумя группами населения были сложные и наиболее точно описываются поговоркой: «Кыпчак - оз агам, сарт – садагам» "кыпчак мой предок, сарт (земляной червь) моя добыча".....

3) 10 фунтовый, он же четвертьпудовый горный единорог обр. 1838 г,
калибр  122 мм (4,8 дюйма),
длина ствола 5,8 калибра,
вес ствола 106,5 кг, то есть предельный вес для конского вьюка.
1/4-пудовые горные единороги устанавливались
на деревянных колесных лафетах весом 168 кг.
Передок оглобельный весом 32 кг.
Полный вес орудия с боекомплектом, 364,5 кг
Возка орудия производилась двумя лошадьми.
Винтовой подъемный механизм допускал угол возвышения от -4 до +21,5.
Дальность стрельбы гранатой табличная составляла 1280 м при +14 7.
Убрав подъемный винт и придав угол вертикального наведения +30,
можно было получить дальность 1579 м.
В боекомплект ¼-пудовых единорогов входили:
а) обыкновенная граната весом 4,5 кг, содержавшая 205 г ВВ, заряд 0,82 кг, начальная скорость 378 м/с, дальность 1280 м при +6°;
б) в боекомплект входила ближняя и дальняя картечь. Заряд под обе картечи — около 0,9 кг. Вес дальней картечи 6,7 кг, картечь содержала 60 пуль № 5, позже вес картечи уменьшили до 5,63 кг. В ней стало 40 пуль № 5 и 8 пуль № 4. Ближняя картечь весила 8 кг и содержала 151 пулю № 3. Дальность эффективной стрельбы ближней картечи — до 300 м, дальней — до 500 м.
Емкость зарядного ящика составляла 54 "гнезда".....

Тут переделочный образец Баранова, но общее представление он дает.....
(4) Казаки недавно получили не винтовку казачьего образца 1859-го года, известную как «чернолиховка», а скорее всего 6-линейную пехотную винтовку образца 1856-го года, которая позволяла вести огонь на дистанциях до 600 шагов - больше не позволял прицел. Вообще процесс перевооружения армии шел долго и трудно, и казаков это касалось в значительной мере. Дело в том, что согласно сословному статусу казак должен был являться на службу со своим оружием, что открывало простор для махинаций и профанаций - многие казаки обзаводились максимально дешевыми ружьишками. В результате было принято решение выдавать казакам оружие от казны, но вычитать из жалования деньги три года, чтоб казак расплатился за винтовку, и потом мог ее продать новобранцу...

И напоследок - дабы на корню пресечь голословные обвинения автора этих строк в нутряной ненависти ко всему казачьему и т.д. и т.п. сообщаю, что фамилия, которую я ношу вслед за своим отцом, так уж исторически сложилось, досталась нам от предка, являвшегося выходцем из как-раз уральских казаков-староверов, Андрияна Михайлова....Вот как-то так...
Tags: РИ, РИА, Средняя Азия и Туркестан, винтовка, военная история, искореняя ересь, кавалерия
Subscribe

Posts from This Journal “Средняя Азия и Туркестан” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 34 comments

Posts from This Journal “Средняя Азия и Туркестан” Tag